Байка-25. Карго-культ стендапа.

Из ленты: 255 ступеней

Хорошее решение — результат опыта.
А опыт — результат плохих решений.
(с) Уолтер Ристон

Карго-культ — имитации каких-то действий без понимания их смысла. С нулевыми, а часто отрицательными последствиями.

Чеширский химичил за столом. По очереди открывал разные коробочки и кидал в разные заварочные чайники какие-то травки. Наконец залил водой.

– Зачем разные чайники? — лениво поинтересовался Заяц.
– Разные травки требуют разной температуры заваривания. Поэтому смесь зеленого и черного чая заварить нормально не получится. Для зеленого нужна температура пониже, иначе будет горчить. Вот и здесь травки разные.

На кухню ввалился Армигер.
– Не опоздал?
– Как раз вовремя. Будем пробовать новый рецепт.
– А где Додо? — спросил Оруженосец, оглядев кухню.
– В командировке. “Дружественная”, — Заяц пальцами изобразил кавычки, — нам команда попросила разработчика.

Тем временем Чеширский аккуратно смешал заварки в одном чайнике и разлил по крохотным пиалкам.
– Пробуем, — решительно сказал Безумный Шляпник.
Команда синхронно подняла пиалки. Распробовав чай, Армигер неуверенно произнес:
– Кажется, хуже, чем вчера.
– Ты говоришь как тестировщик, — нравоучительно сказал Шляпник, — продажник сказал бы “Вчера было лучше”. А вообще, мне кажется, что это не ваш уровень, Маэстро.
– Согласен. Отстой получился, — согласился Заяц. — Хуже, чем когда я для пробы замариновал мясо для шашлыка в газировке с лимоном и уксусом.
– А зачем делать чай по плохому рецепту, когда можно по хорошему? — спросила Синичка.
– Повар, так же, как и ученый, и так же, как хороший менеджер, должен экспериментировать. К сожалению, при этом мы делаем ошибки примерно в 95 случаях из 100, — начал Чеширский. — Это очень, очень болезненно. Именно поэтому учёных так мало. Здесь несколько  психологических проблем. Одна проблема в том, что люди боятся делать предположения и принимать решения. И вторая в том, что боятся признать свою ошибку. Кстати, ровно такие же проблемы с менеджерами. Очень многие менеджеры боятся принимать решения, боятся управлять задачами, боятся расставлять приоритеты.

Команда посмотрела на Королеву.
– Нет, с Королевой-то как раз все в порядке. Она точно не боится принимать решения и признавать ошибки.
– А что с признанием ошибок? — поинтересовался Оруженосец.
– Люди узнают о какой-то технике на конференции или из книги. Она кажется им хорошей, и они внедряют ее. Мучаются с ней полгода, год, два… На принятие решения о том, что эта техника конкретно им не подходит, у них не хватает духу.  Так происходит с автоматизацией тестирования, со скрамом в целом и со  stand-up митингами в частности.

– Разве автоматизация тестирования это плохо? — спросил Оруженосец.
– Не бывает плохих приемов, бывает неправильное их использование или использование не вовремя. Автоматизацию тестирования, как правило, используют неправильно, — ответил Чеширский.

– Ты с темы-то не соскакивай, — вмешался Заяц, — у тебя задача была за Stand-Up разведать. Так что давай колись.
– Ну… — неуверенно начал Оруженосец, — в прошлый раз мы говорили, что присутствие на стендапе менеджера ломает всю малину. И я провел исследование, и, похоже, это предположение верно. А вот куда дальше жить — непонятно. Двинулся я от того, что на стендапе люди обмениваются информацией. Кто что сделал за прошлую неделю или за вчера. И кто что будет делать дальше.
– И зачем козе баян? — спросил Заяц.
– Вот это мне тоже непонятно, — Оруженосец кивнул. —  Чтобы узнать, кто что сделал, достаточно открыть Tracker. Чтобы узнать, кто что будет делать, достаточно открыть Tracker.
– И, что характерно, — добавил Шляпник, —  для того, чтобы узнать, что у кого-то какие-то проблемы, тоже достаточно открыть Tracker. А можно и не открывать, просто настраиваешь скрипт. Если у кого-то задача зависла более, чем на 2 дня, — делается рассылка.
– Получается, — подытожил Оруженосец, — что stand-up нужен, если команда не умеет пользоваться трекером. Но есть еще один аспект. На stand-up люди друг друга видят, общаются. То есть это какая-то психологическая поддержка. Ну и, может быть, какие-то идеи возникают.
– А в чём проблема-то? —  спросил Шляпник. — Надо тебе немного поговорить — встал, подошел к коллеге. Если на две минуты, то прямо на месте поговорили. Если больше — отправились на кухню. Здесь, как и полагается в нормальных конторах, две стены, на которых можно писать маркерами. Надо тебе набросать какую-то схему, взял и набросал тут же, не отходя от кассы.
– Да, вот здесь у меня затык, — согласился Оруженосец. — Не понимаю я тогда, зачем встречаться на этом самом стендапе.
– А это нужно, — ответил Чеширский, — если в офисе зверствует офисная полиция.  Которая рассадила участников одного проекта по разным кабинетам.  Программистов к  программистам. Тестировщиков к тестировщикам.  Менеджеров выделила в Project Management Office. И отдельно усадила аналитиков. В другой бизнес-центр. На другой ветке метро.
– Разве программисты не должны сидеть с программистами?
– Нет. Участникам проектной команды желательно находиться рядом. Желательно в одном кабинете. Ну, если команда не слишком большая. Обычная боевая команда, до взвода включительно.
– Итак, подытожим, — резюмировал Оруженосец. — Один из вариантов, когда Stand Up будет уместен — это когда на нём отсутствует выделенный руководитель, команда не умеет пользоваться трекером, офисная полиция ухитрилась рассадить их так, что они больше в течение дня не встречаются.
– Как вариант — это асоциальные типы, и их нужно заставлять разговаривать друг с другом, как в детском саду, — встрепенулась Соня, — и, исходя из этого, нашей команде стендап точно не нужен.
– Так же это может быть просаженная команда, у которой горизонт планирования — один день, — добавил вариант Чеширский. — При недостатке мыслетоплива получается несамостоятельная команда, которая действовать ещё может, но только скопом, при чувстве локтя. И получается не менеджер, а воспитатель детсада,  фактически. И на обед их тоже надо будет водить… как вам такие ужасы? :) Т.е. с утра менеджер смотрит в каком состоянии оно пришло и рассаживает всех по задачам. В обед забирает, потом снова рассаживает. А со стороны это скрам-скрамом )))
– Так бывает?!
– Еще как бывает. С натуры списано. “Утомленные эджайлом” совершенно типичная ситуация. И получатся, что многие берут идею стендапа, не понимая смысла, и много лет маршируют с деревянными ружьями по модели аэродрома, в надежде, что прилетят железные птицы и привезут еду. Не в силах понять, что эта техника конкретно у них не нужна.
– И еще. К стендапу нужно готовиться и четко выдерживать время доклада в пределах одной-двух минут, — добавила Королева. — Потому как часовые стендапы каждый день это одна восьмая рабочего времени. Потерянного времени.
– Отличный анализ, — сказал Чеширский. — А теперь, коллеги, по коням. А завтра попробуем новый рецепт чая. Наверное, опять ошибусь. Но пробовать надо. Если не ошибаешься, то не экспериментируешь. А если не экспериментируешь, то тормозишь в развитии. Главное не поддаваться карго-культу.

Источник