«Завод» на обочине. О фильме Юрия Быкова

Из ленты: Управление изменениями. Improvement

Посмотрела «Завод» Юрия Быкова. Профессиональный интерес и 7 лет заводской жизни (рабочий опыт на заводе «Ленинец» в Питере и инженерный на «Ижорских Заводах») продержали меня у экрана 1 час 47 минут. Резюме — смотреть. Не то чтобы «бросить все дела и смотреть», а просто смотреть.

На этом можно было бы и остановиться, если бы не тот самый опыт, возраст, память и моё особое отношение к кино. И, пожалуй, пол, поскольку версия о том, что это «чисто пацанский фильм с бандитами и стрелялками» не лишена оснований. Если бы не всё это, то возможно я бы нашла в картине поводы не только для огорчений, но и для удовольствия.

Всему тому, что во мне, как говорится, «в теме» прежде всего не понравился… завод. Но вовсе не его правдивое состояние, а то, что заводу отведена в картине роль антуража, а не контекста. Если фильм, конечно, о классовой борьбе, в чём я лично сомневаюсь. Если так, то зачем же под такую-то тему выбирать такие спорные декорации? Посмотрите производственные к/ф советского времени. Вот там завод — контекст. Герои даже вне цехов остаются в первую голову рабочими и служащими, а только потом родителями, горожанами, мужчинами и женщинами. В фильме «Завод» в единственной сцене на дороге эти ещё минуту назад рабочие превращаются в шайку универсальных дураков… Словом, хороший консультант-производственник тут не помешал бы.

Выйди фильм на экраны лет 15 назад (только сотовые на моторолы заменить) — он до сего дня собирал бы уважительные отзывы как «не утративший актуальность». Фильм понравится людям с однобоким мировосприятием, для которых в стране ничего не меняется. Вот, как ВВП стал Президентом, так страна «под откос и катится». Ну, может только состояние армии улучшилось, и герою Дениса Шведова теперь платят пенсию по армейской инвалидности. Но это мелочь, конечно… Но вернёмся от зрителя к авторам картины.

Если же «Завод» не о классовой борьбе, а о столкновении мировоззренческих полюсов, тогда обиженного на жизнь романтика надо было сталкивать с законченными циником, а не с прагматиком, какой читается в персонаже Андрея Смолякова. Тогда бы не стоило и вырезать «чувства уборщицы» (Елена Панова) к главному герою. Без этого Седой всего лишь невезучий засранец, использовавший коллег для организации самоубийства (жить ему невыносимо, больно, пусто и не для кого). Но тогда и финал не отсюда…

Фото с сайта Kinopoisk.ru
По ходу рассуждений о «Заводе» мне почему-то постоянно вспоминается рисунок, давно гуляющий по FB; на нём лошадь начали рисовать с крупа в манере Веласкеса, а морду закончил Петя_три_года. Задним числом мы, конечно, узнаем, что именно хотел снять режиссёр, или каждому «разрешат» тут увидеть своё. Но, знаете ли :) эти разные планы, которые можно увидеть или понять по-своему, создаёт только разноплановое же (многогранное, сложное) кинематографическое высказывание. Когда же режиссёрская мысль мечется…

Вполне возможно, что всё это издержки монтажа. Я когда долго пишу и переделываю какой-нибудь длинный текст, начинаю сокращать «лишние подробности». По моему наивному суждению, читатели могут домыслить и сами. А потом читатели говорят, что запутались, и приходится… возвращать удалённое.

Возможно, это лишь моё понимание как зрителя, предпочитающего «слоёные пироги». Не каждый фильм, конечно, должен радовать поводом проверить себя (на сколько слоёв вглубь удастся этот «пирог» прокусить), однако из-за личного расположения к Быкову-режиссёру, я завышаю требования. Любя… К саунд-треку претензий нет, кстати.
1:47 мин у экрана меня держал те самые 7 лет на заводах, а не напряжение в кадре. И ладно бы ясно заранее, чем такое вообще заканчивается (тут же социальная драма, а не фантастика), так исход каждой сцены предсказуем. Ну, что ещё в сумке могло быть, кроме вещей или детских игрушек? Тут и психологом быть не надо. И, кстати, хороший консультант из психоведов тоже бы не помешал.
Фото с сайта Kinopoisk.ru

У меня в библиотеке муви-кесов по курсам «Оргповедение», «Анатомия мотиваций», «Лидерство» и т. д. (весь сет социогеномики) полторы отечественные картины. Всё остальное — Голливуд за редким исключением. В «Заводе» только Куличков с его персональным кодом «хорошиста» (пардон за термины) подобран под роль правильно. Остальные персонажи социально обозначены, но психологически не прописаны, из-за чего всё остальное приходится считывать с актёрской фактуры. O’key, но тогда она должна бить в десятку, чего нет в данном случае.

Шведова-Седого нельзя было не покалечить, это понятно (Денис с его 62-м кодом ни разу не негодяй, ему нужно ОЧЕНЬ стараться перебить игрой свою природу). «Нагреть его надо», — таким голосом говорит муж жене об остывшем чайнике. Но если бы только… Дело в том, что люди не склонны идти за одноглазым лидером на дело, требующее меткости, как и за одноногим — на дело, требующее мобильности. Логика соучастия в авантюре намного стройнее у друзей Оушена, чем у членов этой бригады. Если же рассуждать в стиле «любой, доведённый до края, поднимется на протест», то это просто ошибочно. Не любой. Даже из тех, кто будет горячо в этом клясться…
Получить удовольствие мешают не только заметные огрехи, но и рефреном зудящий намёк, мол, «стоит от Москвы на 100 км отъехать — там везде так и сегодня». А можно список адресов где оно так? Может оно в Туле так? На одном краю города, а на другом вот эдак. На этом другом второй год «бесчинствует» консалтинговая структура Росатома, повышающая производительность труда на заводах. И им (заводам) это бесплатно, кстати. Было бы желание.

А на том краю, где «бушует мордор», бывший вояка Седой успешно прячется от пенсии для инвалидов Чеченской войны (оскорбительно мала), а заодно и санслужбы завода, пытающейся всучить ему если не щадящий труд, то хотя бы сокращённый рабочий день. Крепко контуженного не только допускают до работы, он умудряется там проработать больше недели… Не пытались сценаристы поговорить хотя бы с одним человеком с такой травмой, не?.. В общем, на этом краю города люди не только демонстрируют суицидальные наклонности, но и предпочитают оставаться в 90-х как по понятиям, так и по представлениям о происходящем в стране. Сотовые у них есть, а Интернета нет. И интереса, как оно там, на другом конце города, тоже нет… Когда кино-произведение не «вне времени», а «ни в каком времени», его как «Левиафан» Звягинцева может спасти только фиговый лист с надписью «Фильм основан на реальных событиях».

А постреляли они в темноте славно, конечно…

P.S. По поводу главного диалога выскажусь на обсуждении с коллегами.

Источник