2018-01-28: Семинар о полном спектре мышления

Из ленты: MaksWiki — Блог:Максима Цепкова [ru]

Я выношу в этот пост свои размышления по семинару Как пользоваться полным спектром мышления: от интуитивного через вероятностное до формального — представлению нового курса ментального фитнеса, прошедшему в пятницу. Фитнес тут понимается приведение аппарата мышления человека в здоровое состояние готовности к мыслительному действию. Курс делает Пион Гайбарян, о чем она писала пару постов назад, а Анатолий Левенчук планирует включить в набор курсов школы системного менеджмента, возможно, сделав предикатом к курсу системного мышления и системной инженерии, чтобы приходя люди уже знали — что есть мышление. Я хочу, с одной стороны, зафиксировать свои мысли на будущее, а, с другой — дать обратную связь авторам курса и потому этот пост — в сообществе, а не только у меня в блоге.

И, на всякий случай, я в самом начале хочу сделать disclaimer: все дальнейшее является моей личным восприятием услышанного. Все цитаты — неточные, а все смыслы — интерпретированные. Но я интерпретирую в ответственной позиции и готов разъяснять слова — обращайтесь. Итак, поехали.

Эскизные модели и схемы

Функциональная задача курса — дать слушателям представление об эскизных схемах и моделях, которые, с одной стороны, функционально являются моделями, то есть могут служить для описания и предсказания поведения моделируемого фрагмента реального мира, а, с другой, не являются полностью формальными и строго интерпретируемыми. Это совершенно понятная мне проблема, однако он по-разному проявляется у разных категорий людей.

Во-первых, есть люди, преимущественно старой школы классического научно-инженерного образования, признающие только строгие формальные модели и относящиеся к остальному лишь как к картинкам для популярного объяснения, которые приходится иногда рисовать, но к которым не стоит относиться всерьез. И, как следствие, такие люди отказываются работать на полу-формальных эскизных моделях. А в начале проекта, особенно при работе в слабо известной области можно представить только такие модели. Соответственно, у таких людей возникает ступор, и потребность в исследовании и изучении области прежде чем двигаться дальше. И, по сути, это такой провал компетенции — слабая способность работы в слабо изученной области, где доступны только эскизные модели. Который, по функциональному месту призван закрыть этот курс.

Вторая сторона связана с людьми, которые не способны, не обучены работать на моделях, потому что им такую компетенцию не ставили в процессе обучения. И вот здесь надо обратиться к понятию модели, как оно дается в курсе. А дается оно функционально на высоком уровне абстракции — как некоторое знаковое представление, с помощью которого получено описание фрагмента мира, посредством которого мы можем делать предсказание об его поведении, включая реакции на изменения. И качество модели определяется точностью предсказаний. А от формы представления мы абстрагируемся, говоря что модель может быть самой разной — схемой, текстовым описанием, картинкой или фотографией, компьютерной программой. Хотя различаем интерактивные модели, в которые предсказательная способность встроена, и не-интерактивные, которые для порождения предсказаний требуют переинтерпретации. Текстовые модели обычно не интерактивные.

И вот здесь необходимо отметить, что понятие модели такого уровня абстракции в культуре сейчас — отсутствует. Это связано со специализацией знания, его организации в дисциплины. Все модели присутствуют в рамках дисциплин, им обучают в контексте этих дисциплины. Соответственно, компетенция построения моделей и работы с ними — внутри дисциплины и не отделена от нее. Филологов учат работать с текстовыми моделями, онтологов — переводить с языка текстовых моделей на понятийно-объектный, IT-аналитиков (в школе ООП) — тоже строить понятийно-объектное представление, только объектное представление у них должно укладываться в принятые форматы, например UML, а исходными данными обычно являются не тексты, а непосредственно наблюдаемый мир деятельности компании. Впрочем, онтологов тоже учат работать с миром, а у аналитиков может быть предварительная фаза сбора текстовых интервью и других материалов. Таким образом, у разных специалистов ставят частные компетенции работы с моделями, а в данном курсе ставится задача поставить обобщенную компетенцию. Казалось бы, ничего сложного, ну объясни, что есть еще один уровень абстракции, и все. Но мой опыт показывает, что выстраивание такого уровня абстракции — весьма непростая задача.

Я с этим сталкивался как IT-аналитик, когда объяснял заказчикам и пользователям понятие документа в смысле документооборотных систем. Конкретные документы — договоры, накладные, платежи, счета — они понимают. А вот абстрактного документа в голове нет. При этом попытка обобщить дает представление о том, что «документ — что угодно, что можно напечатать», а это — неправильное представление, потому что у документа есть печатная форма, которых может быть несколько, а документ — про другое, про жизненный цикл. А это — не обобщается потому что жизненный цекл у всех разный. В общем, задача ввода нового уровня абстракции — решаемая, но не простая, и в результате бывает, что в конкретных проектах вводя абстракцию документа на уровне реализации и обсуждения с ключевыми стейкхолдерами заказчика, мы его скрываем от обычного пользователя. И в этом случае надо четко понимать, какая от этого понятия польза, и превышает ли она потери на коммуникации, в ходе которых некоторое понятие начинает присутствовать только у продвинутых участников, а не у всех. При этом довольно интересная ситуация: по сути мы подтягиваем ядро участников проекта до своего уровня, облегчая нашу коммуникацию, но при этом отрываем его от пользователей проекта, затрудняя им коммуникацию с другими сотрудниками в своей компании.

И тут может получиться тоже самое — те, кто освоил курс и понял понятие абстрактной (обобщенной) модели получат коммуникационный барьер с остальными, у которых этого понятия нет. И тут возникает вопрос — какая польза от понятия абстрактной модели. Понятно, что в него собираются модели из всех дисциплин, и с онтологической точки зрения это удобно. Но с практической точки зрения надо же не просто собрать в понятие, надо еще обучить использованию. А вот здесь может существенно сыграть то, что компетенция использования моделей-схем, текстовых моделей, моделей-картинок и, возможно, каких-то других видов модели — существенно различается. И есть даже версия, что это связано с устройством мозга, наряду с предпочтением визуального, текстового и аудио-каналов ввода. Тут я хочу сослаться на Якова Фельдмана и его Теорию уровней абстрактного интеллекта (ТУАИ). Там он пользуется полушарной моделью мозга, и говорит о том, что у мозга в принципе есть три способа представления информации о мире — тексты, картинки и схемы, и у каждого из двух полушарий работает только одно, таким образом человеку доступны лишь два из трех, при этом способ ведущего полушария развит сильнее. Конечно, теория полушарий сейчас опровергнута, но ее практические проявления в данном случае, а именно, существование у каждого человека предпочтительных для его устройства мозга способов работы с моделями, вполне может быть справедливым. А дальше, уже как следствие для обучения, мы получаем, во-первых, разное содержание курсов (примеры, наборы задач и т.п.) для овладения моделями разного вида, а, во-вторых, возможную ориентацию в курсе на модели определенного вида — схемные. Потому что в научной и инженерной практике преимущественно используются схемные модели, и если подходить к системному менеджменту как к переносу научно-инженерных практик на социотехнические системы, то нужны именно они.

Кратко подводя итоги сказанному выше, получается, что уместность понятия абстрактной модели и объем связанного материала надо отдельно оценить, а практически надо ставить компетенцию работы со схемными моделями различного уровня формальности, с упором на эскизные схемные модели. И при этом должен быть отдельный вариант курса для тех, кто уже хорошо владеет формальными моделями — им надо снять ментальные блоки, мешающие относиться к эскизам как к моделям, и научить их использовать. И это — отдельная опция курса, бесполезная, а может, и вредная для тех, у кого компетенция работы с моделями еще не поставлено. А далеко не всякое высшее образование ее ставит, и не всякая деятельность ее требует, так что таких может быть много. Впрочем, давая такой совет, я понимаю, что я могу не видеть полную картину целей и задач будущего курса, и это может сильно искажать картину.

Спектр мышления от творческого к логическому

А теперь, покончив с компетенцией использования эскизных схем, я перейду к гораздо более интересной теме семинара, а именно к конструкции мышления. Именно она была заявлена как предмет семинара. И именно через представления авторов о конструкции мышления полагалось понятие эскизных, неформальных моделей.

Здесь авторы сделали следующее. Во-первых, они объявили, что дихотомия Даниэля Канемана быстрого и медленного мышления эквивалентна дихотомии творческого и формального мышления: творческое мышление связано с быстрым, интуитивным мышлением, а формальное обеспечивается медленным. И далее, вторым шагом, они вводят непрерывный спектр на этой дихотомии, который отражает уровень формальности при приближении к одному краю, и уровень творчества при приближении к другому. И оказывается связан со скоростью мышления, что авторы объясняют дискретностью и переключением между системами в процессе решения одной задачи. Впрочем, поскольку идеи Канемана о двух системах сейчас (вроде) опровергнуты физическими исследованиями процессов мозга, рассуждения со скоростью не очень важны.

На мой взгляд, это — произвольное полагание, которое должно быть подтверждено исследованиями. Возьмем какое-нибудь когнитивное искажение Канемана и попробуем проиграть его на представленной модели. Например, искажение подстановки, когда ответ сложный вопрос заменяется ответом на простой вопрос, который неявно подставляется вместо сложного. Например, вопрос о перспективах кандидата на выборах заменяется вопросом популярности этого кандидата сейчас, а оценка способностей заменяется оценкой внешности. Как легко видеть в данном примере, ответ на сложный вопрос никак не связан с работой с формальными моделями — формальных моделей в социальной сфере не существует. Просто он требует принятия во внимание большого количества аспектов и комплексного рассмотрения на сознательном уровне, то есть в Системе-2. А вот простой вопрос, подставляемый вместо сложного, может решаться двумя способами: методом сознательного рассуждения, или методом интуитивной оценки. И, кстати, не факт, что оба решения окажутся идентичными — были эксперименты, которые показывали разницу. Но при сознательном рассуждении по простому вопросу формальные модели тоже используются относительно слабо. Ну и интуиция для выдачи ответа на вопрос, с моей точки зрения, никак не связана с творчеством.

Таким образом, я бы полагал связывание творчества с интуицией, а рассуждений с работой по формальным моделям произвольным. Более правильным является положить две дихотомии, получить схему из четырех квадратов и проанализировать каждый из них, его различия. Понятно, что как только мы ввели спектр промежуточных состояний, мы тут же через полученный из двух дихотомий квадрат можем провести диагональ, и проекция на нее даст тот самый одномерный спектр. Однако, понятно, что использование одномерной модели вместо двухмерной может не учитывать важные аспекты устройства реального мира, понижая предсказательную силу модели. Ну и тут есть прагматический вопрос: для каких типов предсказаний эта сила снижается и насколько.

И тут надо отметить еще третий шаг, который авторы неявно делают. Они связывают шкалу от творческого до формального с некоторой мерой уверенности в модели. Неявно — потому, что когда я попробовал его явно предъявить в ходе обсуждения, то мне сказали, что я неверно понял, и можно быть уверенным в неформальных моделях и интуитивном неявном знании, и, более того, для профессионалов эта уверенность обоснована. И я подумал, что что-то привнес в интерпретацию из собственных моделей. Но через некоторое время, будучи настороже я как раз поймал в речи фразу, как раз связанную с уверенностью. Тут, конечно, еще нужно детальное разбирательство и различение понятий, связанных с уверенностью. Моя текущая версия — что формальным моделям неявно приписывается свойство внутренней надежности логических рассуждений, которое должно дать основания для уверенности в надежности предсказаниях модели для того, кто эти рассуждения проводит. То есть мы можем говорить об объективности формальных моделей против субъективности неформальных и творческих. И тут у меня тоже есть сомнения, вполне возможно, это — совершенно отдельная ось. Потому что ряд экспериментов по когнитивным искажениям, которых проводил Канеман и другие исследователи показывают, что человек знает и умеет проводить правильные формальные рассуждения, и даже проводит их, но действует при этом из совершенно других соображений и моделей. Так что, возможно, мы имеем дело с третьей осью уверенности, или даже двумя осями — уверенности и объективности.

Про объективность надо особо отметить. В семинаре была отсылка к старому философскому спору о том, существует ли звук падающего дерева в лесу в отсутствие наблюдателя, способного его услышать. С решением, касающимся возможности объективной фиксации звука с помощью устройства. Но! Как только мы переходим в социальную сферу, а также в сферу идеальных объектов, связанных с отношениями и чувствами, то для многих моделей объективная идентификация 4d-объекта становится невозможной, предполагается и требуется интерпретация человеком. Например, когда мы говорим про чувства — любви, благодарности или неприязнь, или про деятельностные аспекты — кооперацию, сотрудничество, партнерство, то выделение соответствующих 4d-объектов для использования в моделях требует интерпретации реального мира человеком-наблюдателем. А для переноса моделе-инженерных подходов в социальную сферу работа с такими 4d-объектами необходима.

Конечно, тут может быть возражение, что это сейчас требуется интерпретация наблюдателем, а вот в будущем компьютеры научатся это фиксировать. Но тут у меня есть встречное возражение, потому что если такой наблюдатель будет включать в себя обученную нейронную сетку или другой искусственный интеллект, то он теряет объективность и приобретает субъектность. Вообще мы сейчас наблюдаем, как старая дихотомия, четко различающая объективный прибор-регистратор от субъекта-человека-интерпретатора превращается в непрерывную шкалу, на которой располагаются приборы-регистраторов со встроенным искусственным интеллектом различной субъектности, и вся философия науки как объективной или конвенциональной картины должна быть переосмыслена с учетом этого.

Впрочем, здесь авторы поступают вполне прагматично. Они снимают вопрос об объективности и правильности модели, заменяя его вопросом практической полезности предсказаний, сделанных на основе моделей. И вообще, предлагают формулировать все убеждения человека в терминах предсказаний о будущем. Надеясь и предполагая таким образом избежать большого количества споров о правильных и неправильных терминах, правильных и неправильных картинах мира. Если так получится — будет замечательно, эти споры действительно отнимают много сил, при этом, по моему опыту, очень многие из них при приземлении на конкретные 4d-объекты становятся не актуальными — люди, отстававшие противоположные взгляды с удивлением убеждаются, что в рамках конкретного кейса из их разных моделей следуют примерно одинаковые выводы и действия.

Кстати, об оценке полезности модели. В контесте данного курса модель мышления может использоваться для двух целей. Во-первых, она представляется в курсе, чтобы участники могли с ее помощью рефлексировать свое мышление, бороться с его ментальными блоками и понимать основания для эскизных и неформальных моделей. И для этого упрощенный линейный вариант может быть уместным. Но, помимо этого, авторы могут конструировать свой курс, используя эту модель как модель мышления будущих слушателей и участников курса. Позиционируя свои модели внутри предлагаемой шкалы, и рассматривая различные следствия от использования альтернативных моделей. И вот при использовании для этих целей как раз может показать недостаточную мощность линейной модели и потребует рассмотрения нескольких осей. Впрочем, второе использование модели на семинаре не рассматривалось.

Клиповое мышление и мой интерес

И в заключении — каков мой интерес ко всему этому. Во-первых, модель мышления меня интересует в практическом аспекте. Не столько для того, чтобы рефлексировать собственное мышление, сколько для того, чтобы выстраивать коммуникации с другими людьми, которым свойственно иное мышление. Для меня как IT-аналитика это — просто часть профессиональной деятельности, и в первой половине своего доклада Коммуникация при различной структуре мышления — таксономия против фолксономии (Максим Цепков на AnalystDays-2016) я подробно разбирал этот аспект.

И здесь для меня очень важен феномен клипового мышления. С 2010 года я активно участвую в конференциях KM Russia (мои отчеты) по управлению знаниями. В России тему управления знаниями инициировали маркетологи, в организации конференций активно участвовал Вадим Ширяев из СОМАР (Союз Маркетолов России), привлекая ведущих экспертов международного уровня и взаимодействуя с международным сообществом. И на этих встречах я для себя, во-первых, увидел феномен неформального мышления, позволяющего, при этом, эффективно действовать, создавая кооперации и ведя крупные проекты. А, во-вторых, увидел, что современные технологии фасилитации, тренингов и коучинга позволяют обучать и передавать эти компетенции другим людям, минуя стадию превращения их в вербализированные модели, изложенные в учебниках. И технология такого обучения по эффективности сравнима с технологиями классического образования по учебным формальным моделям, а вовсе не находятся на уровне медленного средневекового обучения ученика мастером, как думают многие представители классического образования. А если учесть экономию на подготовке такого обучения, в котором не нужно писать учебник — то эта технология сильно превосходит классические технологии образования. Я еще раз подчеркну, из наблюдений я для себя сделал вывод, что тут можно говорить именно о технологии, обеспечивающий воспроизводимый результат, а не о личных качествах отдельных людей.

Как это связано с клиповым мышлением? Собственно, клиповое мышление — это такое название феномена в современном мире, при котором у человека в голове вместо стройной картины мира присутствуют фрагментарные и противоречивые картины, но при этом он не ощущает дискомфорт от такого представления, а наоборот, достаточно эффективно действует, опираясь на них. И, собственно, я наблюдал проявление клипового мышления, в котором фрагменты картины мира научились эффективно передавать между людьми, не превращая их по пути в формализованные модели. вообще говоря, клиповое мышление было всегда: любой ребенок в процессе освоения мира работает с помощью клипового мышления, потому что у него нет стройной, непротиворечивой и целостной картины мира. проблема была в обучении. Картину мира в объеме, достаточном для деятельности когда-то давно умели передавать только через наблюдение за мастером (гончары и мореплаватели обучали друг друга задолго до Аристотеля). А потом открыли мир формальных моделей, который позволял картину мира передавать гораздо эффективнее, и понемногу построили на ней систему современного образования, начиная от первых инженерных школ 17 века во Франции и научного королевского общества в Англии. Но вот сейчас произошел прорыв: появился альтернативный способ эффективной передачи картины мира. Которым я не владею, хотя с эскизными моделями и схемами работаю весьма хорошо. И, в общем, меня это беспокоит.

Отмечу, что по косвенным данным можно заключить, что такой способ передачи материала неявно начал применяться не только в таких социальных областях, как маркетинг или коучинг, но и в инженерной отрасли — в IT. Потому что иным образом я не могу объяснить наблюдающееся сейчас интенсивное распространение фреймворков мобильной и web-разработки, которые появляются каждый квартал. При этом новые фреймворки несут с собой новые концепты, и очень быстро распространяются по миру — классические формальные учебники явно не написать. Спусковым крючком тут, по-видимому, послужило появление лет пять назад мультипарадигмальных массовых языков программирования, которое началось с того, что в объектный C# добавили функциональную парадигму лямбда-выражений и реляционную парадигму linq, преследуя чисто практическую задачу — писать естественным образом sql-выражения работы с базой данных внутри объектного кода на сервере приложений. Цели — достигли. Но теоретики парадигм программирования результат не смогли переварить до сих пор. А практики — пишут код, и это — массовая практика. И, по-моему, такое расширение мыслительных практик при написании кода вполне могло сильно стимулировать выход инженерного мышления в IT на новый уровень.

Кстати, классическим онтологиям мира соответствует объектная модель, и, возможно, было бы интересно помыслить о внесении в них других парадигм — функциональной, реляционной и акторной, которые, правда, для этого надо предварительно очистить от IT-специфики, переведя на уровень представлений о мире.

Что я получил от семинара? Представления об устройстве мышления, и непрерывном спектре были очень ценными. Представленная модель позволила мне дополнить, глубже понять собственную модель мышления. В частности, я осознал различный набор осей и многообразие модельного пространства. Кроме того, лучше понял для себя понятие объективности модели, и 4d-объекта применительно к социальным категориям — поведенческим, эмоциональным и различным типологиям. И понял, что многие когнитивные искажения имеют основаниями неявное и неотрефлексированное абстрагирование и обобщение, которое умеет делать мозг, но которое непонятно с точки зрения формальных моделей. В частности, именно с его помощью он заменяет вопросы на похожие. Для меня все это — часть перевода частных моделей Канемана в более схемные модели на объектном языке, в которых я умею работать.

Так что — большая благодарность авторам семинара. И, я думаю, что будущий курс станет значительным продвижением вперед и в построении модели мышления, и во включении моделей мышления в набор инженерно используемых моделей.

Источник