2018-04-11: рассказывал про Agile экономистам и логистикам

Из ленты: MaksWiki — Блог:Максима Цепкова [ru]

Вчера (10.04.2018) рассказывал про Agile и новый менеджмент сразу на двух мероприятиях: Всероссийском Симпозиуме «Стратегическое планирование и развитие предприятий» в МЭСИ и на Первом Конгресс руководителей и специалистов по логистике и цепям поставок компаний — производителей и ритейлеров. С логистиками мы договаривались давно, три недели назад я подробно рассказывал про новый менеджмент на встрече сообщества логистиков. А выступить на Симпозиуме меня позвали неделю назад.

В обоих случаях я рассказывал очень короткую версию своей сборки концептов развития менеджмента нашего времени — периода третьей промышленной революции, переходящей в четвертую. Презентации — на сайте.

В докладе для ЦЭМИ есть еще тезисы выступления, которые, впрочем, не получилось раскрыть за 7 минут в полном объеме. На мероприятиях записи не было, но интересующиеся могут посмотреть осеннее выступление Agile и бирюзовые организации — два пути менеджмента в мир третьей волны (Круглый стол в SPb 2017-11), и, заодно, сравнить слайды — они развиваются, и содержание — тоже. В доклады Что могут практики Agile и холакратии и нужны ли они Вашей организации (ПиР-2017) и Agile и игрофикация: за каким менеджментом будущее? (AgileBusiness-2017) раскрывают тему подробнее.

А я хочу отметить, что в обоих случаях выступления вызвали интерес и вопросы. И это были не единичные выступления по новым технологиям управления.

На Симпозиуме, помимо меня, выступал Александр Горник, рассказывая опыт самоуправления MindBox, с многочисленными ссылками на Фредерика Лалу. Это выступление было на пленарном заседании, а потом — продолжилось на круглом столе. О практиках самоуправления бирюзовых организаций рассказывал Олег Клименко (этого выступления я не слышал, убежал к логистикам). И вопросы ко всем звучали показывали позицию «с этим имеет смысл разобраться», понять механизмы самоуправления и разделения ответственности, позиции «это сказки, которые не работают» — я не услышал.

У логистиков после меня выступал Станислав Морозов, руководитель логистики в России из General Electric Global Operations и рассказывал о применении Scrum для проектов изменений, и о планах дальнейшего развития применения Agile в компании — успешный опыт вызвал интерес и у других подразделений. А потом была панельная дискуссия руководителей из разных компаний, которые рассказывали о своем опыте и оценивали применимость новых подходов. В одних организациях, например, в МТС Agile уже широко применяется и известен, в других — активно смотрят и интересуются, кто-то полагает, что на уровне интенций именно так и работает, и потому практики могут оказаться полезны. Кстати, многие хорошие руководители по принципам работы действительно работают близко к Agile, и тезис о том, что правильная позиция руководителя — это коуч-наставник не является специфической для Agile-мира или бирюзового мира. Но там к этому добавляется управленческая технология, которая именно в эту позицию ставит и препятствует отступлению от нее, в то время, как в традиционных иерархических структурах такая позиция лишь возможность и дело выбора. А еще я хочу отметить, что цветовые уровни Фредерика Лалу являются рабочей схемой у многих из тех, кто выступал на панели, по ним оценивают организацию и сотрудников, в их терминах говорят о проблемах и текущем развитии. И это меня очень радует.

Возвращаясь к Симпозиуму, хочу отметить, что мне было очень интересно послушать пленарное заседание. Владимир Козлов (генеральный директор Аналитического центра «Эксперт Юг», профессор Института филологии, журналистики и межкультурной коммуникации Южного федерального университета), рассказsdfk о практиках фасилитации развития предпринимателей и предприятий мелкого и среднего бизнеса через обсуждение их стратегии с другими такими же предпринимателями. Это не имеет прямого отношения к бирюзовым организациям, однако работа через сообщества, коллективные обсуждения и фасилитацию — тоже из арсенала нового мира.

Интересный доклад был Георгия Клейнера (член-корреспондент РАН, заместитель научного руководителя ЦЭМИ РАН) — он рассказывал о том, что в современном мире уже неправильно говорить о предприятии как об изолированной ячейке экономической и хозяйственной деятельности, потому что связи с внешним окружением становятся сильными и надо говорить об экосистемах. Правда, я не понял из доклада, является ли такой разговор пока лишь метафорой и интенцией, или уже можно говорить об успешном переносе моделей из экологии и биологии на экономику и социальные науки. Кстати, бирюзовые организации ведь рассматривают организацию именно в метафоре организма и его эволюции, а про рабочую группу говорят в метафоре клетки.

А еще тут возникает вот какой интересный вопрос: если границы организации становятся существенно проницаемыми, люди начинают работать во многих организациях одновременно, расширяется поле совместных проектах, то уместно ли сохранять организацию в качестве основного элемента, через описание которого строятся конструкции экономической науки, а также социальной и хозяйственной деятельности в целом? У меня есть гипотеза, что в новых условиях может быть рациональнее вместо организационной единицы использовать единицу деятельности — проект создания и дальнейшего использования продукта. И я пару лет назад даже нарисовал схему для такой единицы Базовая схема Де в новом укладе, впрочем дальнейшего развития эти идеи пока не получили.

Любопытный доклад был у Александра Некипелова (академик, директор МШЭ МГУ им. М.В. Ломоносова) «О целевой функции капиталистической фирмы». Александр задался вопросом, с какого времени экономисты неявно сменили в своих моделях целевую функцию и начали говорить о максимизации прибыли вместо максимизации возврата капитала (ROI)? Произошло это недавно, начиная с Маршалла и неоклассиков. И, кстати, с моей точки зрения имеет внеэкономическое обоснование, а именно дает для крупных корпораций преимущество в рейтингах, маскируя их упадок с выходом в аристократизм и бюрократию (используя фазы жизненного цикла корпорации по Адизесу). А еще максимизация прибыли делает математику проще. Но, оказывается, что если поменять целевую функцию и применить для новой те же математические модели, что и для предыдущей, то выводы будут парадоксальны, например, спрос на физический капитал перестает зависеть от его цены. И, с моей точки зрения, такие результаты ставят вопросы обоснованности неоклассических моделей экономической науки как таковой, даже независимо от критики ее со стороны тех, кто видит расхождение моделей с действительностью и тех, кто говорит, что модель рационального экономического субъекта не может служить адекватным приближением к реальным субъектам, в отличие, например, от модели материальной точки в физике в качестве моделей объектов мира.

А Виктор Полтерович (академик, руководитель научного направления ЦЭМИ РАН) в своем докладе говорил о связи идеологии и науки. О том интересном эффекте, когда некоторые научные модели становятся основаниями для разработки стратегий развития компаний и стран. Потом, в ходе исследований и практики применения может оказаться, что модель не учитывала каких-либо существенных факторов и имела ограничения, об этом выходят исследования. Но модель уже становится идеологией определенных организаций, которые успели стратегически построить свою деятельность на ее применении и исследования игнорируются. Ситуация усугубляется еще тем, что многие исследования ведутся на гранты, и финансирование со стороны подобных организаций выделяется лишь на те исследования, которые подтверждают их модель. И была ссылка на статью Martin Paldman, в которой тот приводит издевательскую модель рационального экономиста, желающего публиковаться и показывает, в какой мере тот должен будет искажать результаты исследований при нынешней организации науки и системы публикаций :)

Еще в докладе поднимался вопрос о том, почему в России до сих пор не организовано централизованное агентство развития, которое бы осуществляло перестройку ведомств и глобальную реорганизацию, которая сейчас вязнет в компромиссных согласованиях. При этом в законах видно, что место для такого агентства готовится. С моей точки зрения, ответ тут достаточно понятен: сейчас не видно стратегии развития, которая бы обеспечила движение по направлению к целевому состоянию, да и сам образ целевого состояния вызывает многочисленные вопросы. Поэтому наличие нескольких альтернативных центров, предлагающих свои варианты, о котором тоже говорили в докладе, может быть предпочтительным. И пусть эти центры агитируют за свои варианты действующих агентов изменений в ведомствах, а далее надо обеспечить координацию взаимного движения, исключающую противоположные действия.

Был и ряд других интересных докладов, так что я рад участию в Симпозиуме не только как спикер, но и как участник и слушатель. Впрочем, я слушал только часть, а про продолжение у Александра Горника в этом посте — совсем другое мнение.

На этом я, пожалуй, завершу свой рассказ об этих событиях. Сегодня лечу в Казань и завтра буду рассказывать про Agile и новый менеджмент на Kazan Event Expo, на этот раз — в длинном формате на полтора часа.

Источник