2018-05-12: Политэкономия Владимира Путина — делюсь впечатлениями

Из ленты: MaksWiki — Блог:Максима Цепкова [ru]

Politekonomiya-vvp-1.jpg
Politekonomiya-vvp-2.jpg

В конце апреля, на Международном экономическом симпозиуме на Экономфаке СПбГУ, куда я приехал рассказывать о диаграммах учета, я услышал о книге Политэкономия Владимира Путина — авторы, китайские экономисты Гуань Сюэлин и Мэн Чжан презентовали русский перевод этой книги, которая была опубликована в Китае в 2015 году, а сейчас переведена при участии ученых экономического факультета СПбГУ и опубликована издательством. Выступления показались мне крайне интересными, о чем я тогда же написал пост. А саму книгу прямо на конференции купил в бумажном виде и подписал у Гуань Сюэлин — она это делал по-русски. И начал ждать обещанную электронную версию, чтобы прочитать, тем более, что ее обещали «буквально на днях» — все-таки, читать электронные книги много проще, чем бумажные. Книга действительно быстро появилась на litres, я купил, прочитал и сейчас делюсь впечатлениями.

Книга начинается с критики неолиберализма и основанного на нем Вашингтонском консенсусе — подходе к реформам в развивающихся странах для развития их экономики. Этот подход дает временные преимущества, оживляя экономику в тех областях, где страна имеет преимущества с точки зрения естественного разделения труда. Однако, практика применения такова, что реализуя развития, страна не может в полной мере этими преимуществами воспользоваться. Международные корпорации встраивают страну в глобальные цепочки создания ценности таким образом, что основную прибыль, связанную с естественными преимуществами в разделении труда, присваивает международный инвестиционный капитал, а сама страна оказывается в ловушке среднего дохода. Это обосновано теоретически на схемах, схемы, показано на примерах разных стран и очень подробно — на истории развития России в 90-х.

Politekonomiya-vvp-pic1.jpg Politekonomiya-vvp-pic2.jpg

Отмечу, что эта критика очень сильно перекликается с той, которую дает Олег Григорьев в своей книге Эпоха роста, представляя Неокономику. Отмечу, что у Григорьева экономика разобрана сильно глубже, хотя полноценное создание новой экономической модели, на мой взгляд, ему не удалось, об этом я писал в своем отзыве на книгу. Нет полноценной экономической модели и у китайских авторов.

Зато у них в книге есть существенная политическая составляющая. Не зря, в полном соответствии с марксисткой традицией, они назвали книгу именно «Политэкономия», а не «Экономика», подчеркивая этим диалектическое единство экономики и политики. Неолиберализм, отделяя политику от экономики, и оставляя, в соответствии с более старой традицией, восходящей еще к Адаму Смиту, государству роль «ночного сторожа». Именно благодаря такому отделению и становится возможным присваивание основной части прибыли от естественных преимуществ разделения труда глобальными корпорациями.

А правильным является целостное рассмотрение экономики и политики, которое не упускает из виду вопросы распределения и использования прибыли, а использует преимущества международного распределения труда, чтобы сделать страну великой. В России таким деятелем является Петр Столыпин, целеполагание которого в создании великой России оказало значительное влияние на Путина. А если говорить о примерах других стран, то можно указать на Рейгана, Тэтчер и Синдзо Абэ. Я думаю, часть читателей знает термины рейганомика и тэтчеризм, характеризующие соответствующие экономические подходы, авторы говорят, что «абэномика» тоже есть. Эти подходы — авторские персональные, потому что сильно зависят от текущей ситуации. И каждый из этих политиков работал на национальные интересы своей страны — и тоже самое в полной мере можно сказать о Путине, которого авторы ставят в один ряд с этими руководителями стран.

Описывая политические способы влияния на экономику, авторы пользуются моделью Сьюзен Стрэйндж, различавшей структурные и реляционные способы проявления власти. И описывают те шаги, которые применял Владимир Путин для устранения сложившегося в конце 90-х ситуации, в которой отрасли российской экономики оказывались в распоряжении международного капитала. Авторы отмечают, что в этой деятельности необходимо не ограничиваться структурными методами, заключающимися в создании и изменении нормативной базы, а следует по ситуации пользоваться также реляционными методами, принуждая оппонента совершать выгодные тебе поступки. И при поиске реляционных методов источником вдохновения вполне может служить «Государь» Макиавелли. При этом авторы приводят многочисленные примеры, когда развитые страны (США, Германия и другие) фактически поступают таким же образом, вовсе не следуя пропагандируемой ими политике неолиберализма. Тут у них есть чему поучиться, если обращать внимание не столько на слова, сколько на дела :) И российские примеры реляционного воздействия, естественно, тоже многочисленны.

Что касается структурной составляющей, то необходимо принимать во внимание не столько рыночные взаимодействия, сколько встройку в цепочки создания ценности и распределение прибыли между звеньями этой цепочки, а также направления использования этой прибыли. Она не должна уходить ни глобальным корпорациям, ни узкой группе олигархов, а должна использоваться на благо населения страны. И здесь авторы, помимо российских примеров, например, налогообложения доходов от нефти и газа, позволившем наполнить фонд национального благосостояния, приводят аналогичный пример Норвегии и другие.

В целом такой подход к экономике авторы называют рационализмом, и исторически возводят к Даниелю Фридриху Листу, идеи которого были использованы для развития Бисмарком германской экономике в 19 веке. В отличие от либерализма, который подходит ко всем отраслям однородно, призывая положиться на рынок, Лист обосновывал дифференцированный подход, основанный на различной силе разных отраслей и связанных с ними преимуществ, управляя протекционизмом во внешней политике, и обеспечивая развитие сильного рынка внутри. И это — довольно сложное сочетание разных концептов и дифференцированного подхода, которое делает сложной практическое воплощение концепции. Однако, как показывают авторы, практического успеха в развитии экономики добивались только страны, у которых получалось применять именно такой подход.

И России это тоже удалось, хотя есть немало трудностей. Собственно, либерализм и неолиберализм не случайно подняты на флаг как правильные экономические теории, потому что по факту они — элемент структурной защиты преимущества развитых стран и удержания остальных на среднем уровне. книга была написана в 2015, когда украинский кризис и связанные с ним санкции уже развернулись. В выступлениях на конференции авторы отмечали, что по их оценкам, российская экономика прошла кризисные ситуации достаточно успешно. Что, конечно, не гарантирует успеха в будущем, потому что необходима еще структурная перестройка, результатом которой должно стать участие в прибыли не только по сырьевым цепочкам создания стоимости, но и по технологическим.

А авторы в конце книги дают весьма любопытную big picture развития мировой экономики, начиная с конца 18 века, когда появился либерализм — концепт свободной торговли, продвигаемый Великобританией, который якобы мог провести все страны к процветанию. Это была первая волна глобализации, и реально свобода торговли обеспечивала обогащение и преимущество Великобритании. Отсталые, колониальные страны приводили к принятию концепта военной силой — это реляционные методы влияния. А структурными методами была как раз экономическая теория Адама Смита и Рикардо, и в Европе именно она была средством продвижения. Да и элита развивающихся стран тоже получала именно такую модель. То, что ее применение почему-то не приводит к процветанию — не афишировалось.

Собственно Лист построил свою теорию как альтернативу этой модели, и именно поэтому Германии удалось добиться успеха в своем экономическом развитии во второй половине 19 века — что в результате привело к первой мировой войне, в которой Великобритания потеряла свою позицию единственного лидера, а правила старых международных взаимоотношений были отвергнуты. В результате началась нечестная конкуренция без правил, которая, в конечном итоге привела ко второй мировой войне и новому кандидату на мировое лидерство в лице США и новой теории глобализации, основанной уже не на свободной торговле, а на свободном международном движении капитала. Как и в случае с Великобританией, путь от кандидата к лидеру был не быстрый, понадобилось сокрушить оппонентов в лице Советского Союза. И период лидерства тоже оказался покороче, каких-то 20 лет :) Сейчас архитектура нового мира с единоличным лидерством США, во многом спроектированная Бзежинским в книге «Великая шахматная доска», на которого авторы многократно ссылаются — рассыпается. И мир переходит к более сложной многополярной конструкции без единоличного лидерства.

На этом я закончу свой отзыв. Я считаю, что книгу — стоит читать, а изложенные концепты — держать в рассмотрении, как один из взглядов, через которые следует смотреть на современный мир. Тем более, что адекватной экономической теории, связывающей микроэкономику и макроэкономику — не создано. А из материала книги явно следует, что адекватная теория должна будет включать политические и социальные аспекты, что делает задачу гораздо более сложной. И за не имением теории следует пристальное внимание обращать на практику, как это делают авторы. Основной предпосылкой для книги было изучение тех практик управления экономикой, применяемые Владимиром Путиным в России, которые были бы полезны для применения в управлении китайской экономикой. А в процессе изучения этих практик авторы увидели, что они складываются в целостную систему — которую и представили в книге.

Источник