2018-06-30: Руководитель проекта — субличность или марионетка

Из ленты: MaksWiki — Блог:Максима Цепкова [ru]

Анатолий Левенчук в своем курсе по системной инженерии (учебник), обсуждая стейкхолдеров, говорит, что одна из важных компетенций, которой слабо учат и которая практически отсутствует — это умение занимать роль, то есть выдерживать позицию этой роли в коммуникации и в деятельности. На бытовом уровне это понятно: когда я действую как руководитель проекта, я должен думать об интересах проекта, отодвигая интересы реализации собственных архитектурных идей на второй план. Или изначально заявить, что в этом проекте я занимаю позицию не только руководителя, но и архитектора, без этого мне проект не интересен — и тогда явно действовать из обоих ролей, желательно переключаясь между ними и решая конфликты интересов.

Но чтобы этому обучать и разбирать конкретные кейсы нужно иметь не просто натуральное описание, а некоторую понятийную модель, в котором об этом рассуждать. И, естественно, хочется не разрабатывать ее с нуля, а воспользоваться уже наработанными моделями, благо этими вопросами много занималась философия, этика и другие дисциплины. Но при этом переформулировать относительно аморфные понятия этих дисциплин, выражаемые на естественным языке на более строком языке моделей, принятом в системной инженерии или, например, в IT. И здесь возникает вопрос: Я-играющий-роль, например, Я — руководитель проекта — это отдельно существующий объект в пространстве-времени, или это просто некоторый интерфейс, выставленный из меня-человека? Левенчук пишет, что в системной инженерии принято считать, что Гамлет физически существует, пока его исполняет Вася Пупкин.

А дальше надо сделать следующий шаг в философские традиции и спросить себя: как этот объект, Гамлет-играемый-Пупкиным или Я-Руководитель-проекта, существует? Существует ли он как субъект, обладающий собственной свободой воли, рефлексивной позицией, самоосознанием и другими атрибутами личности, или он является просто моей маской или куклой, управляемой внешним образом истинным Я исполнителя? Петр Щедровицкий в схеме самоопределения (смотри справа) называет этот объект марионеткой, тем самым неявно отказывая ему в самостоятельности. И это кажется естественным — ты, вроде как, не должен потерять себя, находясь в роли. Но ,с другой стороны, есть ощущение, что последовательно проводимая такая позиция заставит нас заключить, что роли как таковой — нет, надо представлять себя, и особо не заморачиваться ролевой коммуникацией. То есть не позволит этому учить. А есть свидетельства людей, у которых хорошо получалось занимать чужую позицию — акторов и писателей — о том, что персонажи начинают принимать решения сами, жить собственной логикой, вопреки авторскому замыслу сюжета. Конечно, это можно счесть просто метафорой, но можно рассматривать и как свидетельство о способе хорошо занимать роль.

Вопрос показался интересным, и я его обсуждал с разными людьми. И вот что выяснилось. Что происходит, когда ты играешь роль — вопрос сложный, в твоей голове одновременно присутствует Я-руководитель-проекта, Я-архитектор-проекта, и еще разные другие Я, они как-то договариваются между собой, это слабо видно. Но вот если вспомнить, что ты одновременно участвуешь в разных деятельностях, играя в них разные роли, то ситуация проясняется. Потому что деятельность ведь не индивидуальна, а коллективна. У нее есть история, серия коммуникаций и совместных действий с другими людьми, и в этой истории нужно сохранять преемственность логики поведения — чтобы другие люди представляли, что именно от тебя ожидать. Таким образом, роль не свертывается в Я, когда ты из нее выходишь, временно переключаясь на другой проект, а просто уходит в тень, продолжая существовать, образуя пунктирную линию жизни Я-архитектор-проекта. И если пока роль была в спящем состоянии у тебя в другой жизни, другой деятельности произошли какие-то новые осознания, которые повлияют повлияют на твою деятельность, например, ты поверил в эффективность каких-то шаблонов, которые ранее считал не слишком полезными, то надо выйти в рефлексивную позицию относительно своей роли, зафиксировать эти изменения, понять, как они повлияют на коммуникацию и логику принятия решений мной в этом проекте, и рассказать о них всем остальным участникам своего проекта. Получается, что Я-архитектор-проекта, или Я-руководитель-проекта — это не пассивно управляемая марионетка, а субличность, обладающая собственной логикой принятия решений, то есть свободой воли, и собственной рефлексивной позицией.

Итак, я-руководитель-проекта — не марионетка, а субличность. Заключение достаточно парадоксально и неожиданно. И если его принять, то получается, что для обучения мастерству стейхолдера, умению занимать позицию и вести позиционную коммуникацию, надо втягивать концепты философии, этики и психологии, связанные с поведением свободной личности, самоопределением и всем остальным достаточно большим материалом. И только тогда получится построить полноценную модель для практического обучения — мы же решаем не теоретический вопрос про правильные понятия, а практический, выбора эффективной модели обучения. Объем сопутствующего материала — резко возрастает. Но без этого есть опасность, что модель окажется ущербной, и упустит существенные аспекты. Наверняка, для обучения она будет редуцирована, и развертываться в полную картину постепенно, но для этого полную картину сначала надо проработать и представлять. Да и обучение в полном объеме получается весьма сложным. По-сути, обучать надо контролируемой шизофрении с множеством субличностей.

Впрочем, есть хорошая новость. Я тут пообсуждал это с дочкой, и она сказала, что она всегда представляла себе аналогичного персонажа именно как субличность с собственной свободой воли, когда проходила многие RPG. И получала от этого гораздо больше удовольствия, чем проходя «за себя». Потому что когда проходишь «за себя», то в ряде ситуаций не хватает третьего решения: можно спустить инцидент на тормозах или пристрелить гада, а дать в морду и забрать деньги — нельзя. И это — отравляет игру, а когда идешь за выдуманного персонажа со своей логикой решений, то это уже не мешает. И она это применяет осознанно, включая при входе в игру оценку своей способности и желания принимать решения в логике играемого персонажа — с его сменой по необходимости. Так что, получается протокомпетенция уже есть, надо только перенести ее из игровой в реальную деятельность. А для обучения более молодых «быть стейкхолдером» может быть эффективнее пользоваться не классической театральной метафорой, метафорой прохождения RPG за персонажа.

Источник